Усадьба Горенки- история и современность.

Усадьба Горенки старинный корпусНа старом Владимирском тракте — некогда знаменитой «Владимирке», стоит одна из самых больших по масштабу подмосковных усадеб — Горенки.

По преданию, название селения Горенки происходит от слова «горе»: здесь находился последний пункт, до которого родные и близкие могли провожать каторжников, угоняемых в Сибирь. Душераздирающие сцены прощаний, сцены человеческого горя будто бы и дали название этому месту.

Что касается названия, то это, скорее всего, легенда. А Владимирская дорога действительно пролегла мимо старинной горенской усадьбы, и здешние места запечатлел И.И. Левитан на своем известном полотне «Владимирка».

В начале XVIII века Горенки принадлежали князьям Долгоруковым — знаменитым «верховникам» времен Петра II.

Первым владельцем и основателем усадьбы был князь А.Г. Долгоруков. В 1710-е годы он поставил здесь каменные палаты, устроил пруды и сады с оранжереями. В 1719 году к усадебному комплексу добавилась церковь. Уже при Долгоруких наметилась будущая «специализация» усадьбы — здесь было создано высокое по уровню того времени садоводческое хозяйство. Садовников из Горенок приглашали создавать другие садово-парковые ансамбли, в частности — при знаменитом дворце Анненгоф. Отсюда же, из Горенок, вывозились сотни саженцев плодовых и декоративных деревьев.

Светлейший князь Алексей Григорьевич Долгоруков, воспитатель молодого императора Петра II, пользовался почти неограниченным влиянием в государстве. Петр неожиданно умер, и враждебная партия пригласила на престол дочь царя Ивана Анну Иоанновну.

Старика Долгорукова и его сына спустя несколько лет казнили. Горенки были отписаны в казну. Взошедшая на престол императрица Елизавета освободила из тюрем и ссылок всех противников предыдущего царствования и вернула им их конфискованные владения.

Горенки вновь стали принадлежать семейству Долгоруковых. Спустя пять лет, в 1747 году, имение было продано графу Алексею Григорьевичу Разумовскому, всесильному фавориту императрицы, наследники которого владели им до 1827 года.

Во второй половине XVIII века хозяином усадьбы стал граф Алексей Кириллович Разумовский. При нем здесь с большим размахом был создан дворцово-парковый ансамбль в стиле зрелого классицизма. При участии известного архитектора А. Менеласа — «архитектора изрядного и весьма искусного во всякой земляной работе» — в усадьбе был построен дом, на берегах запруженной речки Горенки разбит живописный английский парк, распланированы аллеи, установлены мраморные статуи, павильоны, беседки, живописные руины.

Усадебный дом, выстроенный в конце XVIII века, по-видимому, по проекту архитектора Менеласа, стоит в глубине гигантского парадного полукруглого двора, диаметр которого достигает семисот метров. Дворец в центре украшен неизменным для классицизма шестиколонным портиком.

Боковые его части имеют симметричные полукруглые выступы-экседры, верхний этаж которых служил крытыми балконами. Галереи с колоннадами из спаренных колонн в верхних частях ведут к боковым далеко выступающим во двор флигелям.

Перед домом был устроен зверинец, от которого до наших дней сохранился только пруд «Блюдечко». Два симметрично расположенных въезда в усадьбу со стороны «Владимирки» (ныне шоссе Москва — Нижний Новгород) оформляют парные пилоны и «кордегардии» — служебные флигельки, оттеняющие своими небольшими размерами сложно скомпонованный главный дом.

Склонного к уединению и занятиям наукой хозяина Горенок считали высокомерным (он и на самом деле отличался деспотичным характером). Разумовский терпеть не мог докучливых соседей и праздных бесед, и все свое время посвящал ботанике, которая была его настоящей страстью и на которую он тратил едва ли не весь свой огромный годовой доход.

Граф усердно изучал труды ведущих естествоиспытателей того времени. В Горенки со всего света, даже из далекой Бразилии, привозились деревья и кустарники. Для тропических культур в усадьбе были устроены специальные отапливаемые оранжереи. Даже свой дом Разумовский превратил в оранжерею, спроектировав его так, чтобы на специально устроенной террасе и под бельведером можно было выращивать цветы в мраморных вазах и тропические деревья в кадках.

В дальнейшем в создании ботанического сада в Горенках принимал участие профессор ботаники и химии Московского университета Ф.-Х. Стефан. Постепенно к этому делу подключались все новые и новые исследователи из числа профессоров и студентов Московского университета, а также иностранных специалистов. Место главного садовника Горенок занял профессор ботаники И. Редовский, которого затем сменил немецкий ботаник Ф.Б. Фишер. При их участии здесь осуществлялись опыты по «испытанию природы» — акклиматизации растений. Растения выращивались как в открытом грунте, так и в оранжереях, число которых постепенно увеличилось до сорока. В главной оранжерее произрастало около трехсот тропических деревьев.

Усадьба Горенки въездные ворота«Дом и английский сад прекрасны, но богатства природы, собранные в теплицах и оранжереях, приводят в восхищение: невольно изумляешься, как частный человек мог соединить в немногие годы столько сокровищ природы из всех стран света, — писал бывавший в Горенках известный литератор начала XIX века П.П. Свиньин. — В здании около 40 футов вышины собраны огромные редкие деревья, и зритель гуляет в тени пальм, кипарисов, бамбука, ямайского кедра и других деревьев, столь жередких и замечательных, как драконова кровь, американская маслина и проч. Большая часть растений расположена в семи отдельных корпусах, заключающих шестнадцать оранжерей, из коих одиннадцать разных температур и пять теплиц. Здесь переходишь из Африки в Азию, из тропиков одним шагом очутишься у полюсов! Какое очарование, какое наслаждение переноситься столь правдоподобным образом из одной крайности мира в другую; взирать на быстрые изменения природы в органических существах, сближенных дерзновенной рукою смертного».

Стараниями И. Редовского в Горенках были акклиматизированы и успешно выращивались растения Сибири — ни в одном ботаническом саду Европы не имелось такого полного собрания сибирской флоры. К началу 1820-х годов в ботаническом саду Горенок, согласно систематическому каталогу, выращивалось более трех тысяч акклиматизированных растений. Оранжереи усадьбы достигали в общей сложности полутора километров хитины, а на содержание научного и обслуживающего персонала тратилось до 70 тысяч рублей в год — сумма для того времени огромная. Растения, выращенные в Горенках, составили позднее основу Московского ботанического сада. Акклиматизация некоторых из них проводилась здесь столь успешно, что, как утверждают, до последнего времени в парке усадьбы можно было встретить свободно растущие в диком виде растения, не свойственные флоре Подмосковья.

В 1812 году французы, стоявшие в усадьбе, разграбили дом, но теплицы и оранжереи не пострадали.

Горенки стали крупнейшим ботаническим научным центром в России. В его штате значилось около пятнадцати профессоров и адъюнктов, состоявших в должности садовников, около ста «подсадовников», несколько специалистов занимались составлением и хранением гербария. Разумовский приказал выстроить в усадьбе специальное здание для обширной библиотеки, а также «семинарий» — хранилище семян. При ботаническом саде действовал питомник, где все желающие могли покупать рассаду и саженцы редких растений.

Колонны усадьбы ГоренкиНесомненные научные заслуги позволили А.К. Разумовскому в 1809 году занять место президента Фитографического общества — первого объединения русских ботаников. В 1807 году Разумовский стал попечителем Московского учебного округа и Московского университета, а в конце 1809 года — министром народного просвещения, пробыв на этой должности до 1816 года.

Создатель уникального ботанического сада в Горенках, граф А. К. Разумовский скончался в 1822 году. После его смерти любимое детище графа погибло в считанные месяцы. Главный садовник Горенок Ф.Б. Фишер был приглашен на должность директора Петербургского ботанического сада.

Туда же из Горенок им была перевезена обширная естественнонаучная библиотека и огромный графский гербарий. Большое количество растений, выращивавшихся в оранжереях, перевез к себе владелец Архангельского князь Н.Б. Юсупов. Он же вывез отсюда часть парковых скульптур. Другая часть горенских коллекций поступила в ботанический сад Московского университета. То, что осталось, либо погибло, либо было скуплено и вывезено окрестными помещиками.

После смерти графа Горенки перешли к промышленнику Н.А. Волкову, который устроил в усадьбе бумагопрядильную фабрику. Грандиозный дворец, оказавшийся в купеческих руках, был совершенно изуродован. В залах с расписными плафонами и стенами, с превосходными паркетными полами были поставлены станки и машины. Владельцы усадьбы впоследствии неоднократно менялись, но фабрика действовала до конца XIX века. Ткацкие станки стояли как в самом огромном дворце, так и в бывших оранжереях.

«Всюду разрушения, — писал в 1911 году журнал «Старые годы». — От внутреннего богатства дома остались интересная лестница, следы когда-то расписанного плафона — и только. Давно исчезли на пруду мосты в «китайском вкусе», покачнулись железные орлы, украшавшие когда-то спуск к пруду, исчезли беседки, и на всем лежит грусть гибнущей былой славы».

При последнем владельце Горенок В.П. Севрюгове фабрика была упразднена. Новый владелец употребил громадные средства для восстановления дворца. При участии архитектора С.Е. Чернышева в 1912—1916 годах дворец был капитально реконструирован, обновлен, заново воссоздан садово-парковый фасад, поражающий своей четырнадцатиколонной лоджией. Боковые, далеко вынесенные в сторону колоннады с угловыми павильонами, занявшими место прежних оранжерей, также выполнены по проекту С.Е. Чернышева. У живописного обширного пруда, образованного запруженной речкой Горенкой, сохранился эффектный спуск — лестница, на которой до недавнего времени стояли чугунные орлы на постаментах.

С.Е. Чернышевым были заново отделаны интерьеры, богато украшенные росписью, лепниной и искусственным мрамором. Особенно выделяется парадный Золотой зал, облик которого навеян творчеством Ч. Камерона, создателя знаменитых петербургских дворцовых ансамблей. В доме даже частично сохранилась мебель из карельской березы.

Сейчас в Горенках, за исключением оранжерей (уцелела только одна), сохранились почти все усадебные постройки и часть парка, где можно видеть столетние дубы еще времен Долгоруковых. Никакой садовой архитектуры в нем не осталось, большинство аллей в парке зачахло, только на берегу запруженной речки сохранился романтический грот, сложенный из крупного булыжника, с круглым подземным залом в центре и тремя извилистыми коридорами. О нем местные жители рассказывают страшные легенды: почему-то существует мнение, что Горенки принадлежали знаменитой «Салтычихе», и грот — не что иное, как подземная Салтычихина тюрьма, где она пытала своих крепостных. Конечно, через сто лет заброшенности грот приобрел жутковатый вид, но тюрьмой это мирное сооружение никогда не было.

После 1917 года в Горенках был устроен санаторий.

Проезд до усадьбы Горенки:

авт. 322, 322к, 336, 337, 385 м. «Партизанская» до ост. «Красная Роза».
Или: э/п Горьковского направления электропоезда до платформы Горенки (ходят очень редко, только на Балашиху ), далее направо пешком 2 км.

Если ехать на автомобиле- шоссе Энтузиастов, примерно 10 км от МКАД.
На территории санаторий «Красная Роза», доступ на территорию свободный.